ВСТРЕЧА ЧЕРЕЗ ВЕК

Мы присели за стол. Коллегакир у опера
По бокалам разлил вино.
Ребятишки играли в «лего»
На полу. Застилал окно
Снег пушистый. Была таверна
Переполнена, как ковчег.
Мы не виделись год, наверно,
Или два, или целый век.
От беседы ли, от вина ли,
Были чуточку мы пьяны,
И без умолку вспоминали
Драгоценных своих больных.
Сколько было их — обречённых,
Безнадёжных, едва живых.
Сколько вылеченных, спасённых,
И не вылеченных, увы.

В общем прошлом, туманном, славном,
Где дежурства, как миражи,
Мы сражались в бою неравном,
Против смерти, за чью-то жизнь.
А потом разошлись дороги.
Врач — заложник чужой судьбы.
Мы слабы, ибо мы не боги,
Но и боги без нас слабы.

За окном опускался вечер,
Серебристый, как свежий снег.
До свиданья. До новой встречи
Через год. Или через век.

СНЕГ ИЗ КАЛИФОРНИИ

Москва в снегу. И вместе с этим снегомснег шанхай
Спокойствие предновогодних дней
Нисходит на меня пушистым небом,
Кружением рождественских огней…

Москва в снегу. Я вспоминаю вечер
Калифорнийский, тёплый, без проблем,
Декабрьский… И девчонка мне навстречу:
«Купите снег! Всего за доллар, мэм!»

Мне, выросшей в далёкой и холодной,
Неведомой тебе, чужой стране,
Ты, чёрная, рождённая свободной,
Глоток свободы протянула. Мне.

«Купите снег! Скорее! Тает… тает!»
Не надо, дорогая. Не куплю.
Будь счастлива! Я завтра улетаю.
Москва в снегу. И я её люблю.

АУТОТРЕНИНГ

В ноябрь наступающий свой отрешённодельфины и я
шагаю. Не близок мой путь до апреля.
Отросшие волосы из капюшона —
как уши измученного спаниеля.

Поклон фонарей городскому базальту
застынет, замрёт, зачарует размером…
Закружится снежная пыль по асфальту,
рисуя узоры по серому серым.

А сердце стучит всё слабее, всё тише
в огромной зиме, где бесследно я сгину…
Стоп. Хватит. Подстричься и шпильки — повыше!
И платье — поярче! И — выпрямить спину!

адора2

ПАЛЛИАТИВНАЯ СТАЦИОНАРНАЯ

А давайте споём для больных,benya-olya-ya
Если будет свободное время,
И отхлынет бумажное бремя,
И не будет занятий иных.
А давайте споём, без затей.
Есть у всех притяженье к гитаре,
Но не принято в стационаре
Жить в плену внебольничных страстей.

ПРИПЕВ.
Только жизнь — она всюду.
Каждый день — это чудо,
День весенний и зимний,
День сквозь вьюги и ливни,
День осенний и летний,
Первый день и последний.

Мы забыли под гнётом забот,
Что наш главный закон «Не вредите»
Означает «Беду победите!
Защитите больных от невзгод.»
И, когда мы бессильны с тобой,
Ради жизни, упрямо сгораем,
Не бравируем и не играем,
Перед смертью и перед судьбой.

ПРИПЕВ.
Ибо жизнь — она всюду.
Каждый день — это чудо,
День весенний и зимний,
День сквозь вьюги и ливни,
День осенний и летний,
Первый день и последний.

Людям хочется, хочется жить,
Людям важно, чтоб их понимали,
Чтоб безжалостно не отнимали
Веру в сказки, в добро, в миражи.
И пускай мы с тобой доктора,
И за труд свой душою болеем,
Завтра, может быть, мы пожалеем,
Что не спели с больными вчера.

ПРИПЕВ.
После смены, в палате,
В белоснежном халате,
Сядет доктор со старой
Шестиструнной гитарой
Разотрёт свои руки —
А не спеть ли нам, други?

2 октября 2016-го. Песенка для друзей.

В той, шутовской,адора2
короне,
Что я
всю жизнь носила,
В белом халате
или
В джинсах,
средь бела дня,
Завтра меня
схоронят.
Заживо.
Но красиво.
Вы же меня
любили.
Как же вы,
без меня?
 
Кто-то
глаза опустит,
Кто-то
заплачет в голос,
Кто-то
сбежит до срока
С криками «не могу!»
Тише.
Здесь каждый кустик
Помнит
мою весёлость.
У своего
пророка
Каждый из нас
в долгу.
 
Вам разрешат
добавить
К пайке своей
конфеты.
И потекут,
как реки,
Сладких речей
слова.
Вам разрешат
прославить
Прах бунтаря-поэта.
Но запретят
навеки
Помнить, что я
жива.
 
Кто-то,
за счёт казённый,
Купит,
по порученью,
памятник.
Мягче ваты
горсти родной земли.
Страхом насквозь пронзённый,
Жёлтый букет
забвенья
Вянет.
Мы виноваты.
Сделали,
что могли.
 
Вот вам моё
прощенье,
С привкусом
завещанья.
Будем, как говорится,
веровать и любить.
Вам бы унять
смущенье…
Выпейте
на прощанье.
Чтобы с собой
смириться,
Надо меня
убить.

КНИГА НЕБЫТИЯ

Всё-то мы не о том.цыганка
Всё-то о суете.
Трудно мне о простом.
Видно, слова не те.

Может, и дозовусь.
Может, когда-нибудь…
Не остывает грусть,
Как человечья суть.

Смейся, танцуй, играй,
Верь во грядущий рай,
Только не выгорай,
Только не умирай.

Не закрывая глаз,
Ты меня целовал.
Тысячу тысяч раз
Ты меня предавал.

Но оживала я
Музыкой в пустоте.
Книга Небытия…
Жаль, что слова не те.

АСТОРИЯ

… А мы сидим с тобой в Астории…шарманщица
Твой взгляд из-под тяжёлых век…
Ты мне о личности в истории,
О том, что может человек
Переиначить мироздание,
Жизнь, как котёл, перевернуть.
Какое странное свидание…
Кого ты хочешь обмануть?

За смятой сигаретной пачкою
Привычно тянется рука.
О даме чеховской с собачкою
Моя вселенская тоска.
Не вовремя или безвременно,
Отринув ворох мишуры,
Напишет Анечка Каренина
Другие правила игры.

Неси, как крест, своё бесправие,
Псалмом давидовым дыши,
В тебе болит твоя Вирсавия,
Запретный зов твоей души.
Мы только с виду экстравертные.
Простим друг другу как-нибудь
Прискорбный факт — мы не бессмертные.
Забудь меня. Забудь. Забудь.

СУББОТНИЙ ВЕЧЕР

Субботний вечер.IMG_0100
Шаль ласкает плечи.
Как время, лечит
Старое кино.
Субботний вечер.
Нежен сыр овечий.
Рубин сквозь свечи —
Красное вино.

Субботний вечер.
Тихо льются речи,
Наш плен не вечен,
Милый визави.
Субботний вечер.
Долгожданность встречи.
Как хлеб из печи,
Аромат любви.

В самой середине февраля…

В самой середине февраля,DSC_2493
В ночь на светлый праздник воскресенья,
Ждёт любви замёрзшая Земля,
Как надежды ждёт и как спасенья.

Нам с тобою встреча суждена.
Не грусти! Ну что ты, в самом деле!
К нам придёт любовь, придёт весна —
До весны всего лишь две недели!

Разминулись где-то по пути…
Жаль, что я с тобой не повстречалась.
В феврале так мало дней, прости,
Это чтоб зима быстрей кончалась.

ДВОЙНАЯ ЖИЗНЬ

Андрею, Верочке, Серёже и многим другим, с любовью и сочувствием…

Двойная жизнь… И вновь звучат слова.
Которые от нас хотят услышать.
Двойная жизнь. Любовь всегда права,
Но голос у любви всё тише, тише…

Двойная жизнь… Преступных клятв вода,
Да обещаний горы золотые,
Да долгая дорога в никуда,
Да суета, да хлопоты пустые.

Колодец без воды, разлом без дна,
Двойная ложь, тяжёлая, сплошная.
А жизнь проходит. Жизнь всего одна…
И ни одной, когда она двойная.

одуванчик

КРЕЩЕНИЕ

Солдаты погружаются в купель.solnechnyiy-zaychik.jpg
Вода святая слаще лимонада.
Земля, земля, пуховая постель,
Им приказали веровать, так надо.

Над Сирией, над Доном, над Москвой,
Летят их души долгим птичьим клином.
Солдат-подросток с бритой головой
Стоит на страже воли исполинов.

Всё явственней над спящими детьми
Смертельная грохочет канонада.
Глаза, солдатик, к небу подними.
Вода святая слаще лимонада…

ЭЙЛАТ

Здесь за окном залив, огни отелеймауи3
И русскоговорящий променад.
В роскошном ресторане еле-еле
Дышу, вкусив дары твои, Эйлат.

Над тёплым морем небо безмятежно,
И лето не затронуто зимой.
Люблю тебя. Так искренно, так нежно,
Как дай мне Бог любимой быть самой.

ПОЕЗД

Под стук колёс, забывшись сном,solnechnyiy-zaychik.jpg
Друзья от будней отдыхают,
А за вагонным за окном
Пейзажи зимние мелькают.

О, предвкушенье выходных!
Предновогодняя истома…
Дорога… Бледность лиц родных…
Снег… Чувство Родины и дома.

КРАЙ

Последним глоткомпантеон
твоей жажды прольюсь через край
В тот мир, где мы молоды,
и никому не знакомы.
Шагну босиком
в ароматный тропический рай,
Из зимнего холода
нашего мёртвого дома.

Ни снов, ни долгов
не вернуть, не простить, не сберечь.
Пускай папарацци
поищут объекты другие.
Чужих берегов
разноцветная шумная речь,
Как соль эмиграций
на раны моей ностальгии.

ПЕСЕНКА ГРУСТНОЙ ОБЕЗЬЯНКИ

Током бьёт, как больная розетка,
Оголённое сердце моё.
Я игрунка твоя, мармозетка,
Дорогая игрушка, зверьё.

За оконным стеклом, как в витрине,
Ожидая тебя день за днём,
Я сижу в кружевной пелерине,
Глазки чёрным сверкают огнём.

Восемь метров запретного рая.
За окном — небосвод голубой.
Без тебя я почти умираю
И почти оживаю с тобой.мармозетка

А помнишь?..

Ты мне говоришь «а помнишь?..»пантеон
Увы, не могу забыть.
Где прошлое переломишь,
Там будущему не быть.
Считай квадратуру круга,
В надежде найти ответ…
Мы — вечная тень друг друга
И вечный друг друга свет.
Ты память мою, однако,
По кругу не торопи,
Она до седьмого знака
Уверенно знает «π»,
Она иррациональна,
Как радость, душа и боль.

Так верно и так банально —
Всё помнить и быть с тобой.

ГОЛУБОЕ ПЛАТЬЕ

Платье голубое, как мечта,уморя
Завтра я надену обязательно.
Август. Край зелёного листа
Пожелтел, что значит: «Будь внимательна!»

Мы пойдём с тобою в ресторан,
Притворимся беззаботной парою.
Позади немало лет и стран.
Впереди — я скоро буду старою.

Подожди. Пусти. Не обнимай.
Ты силён. И я на миг представила:
Август пролетит, и будет май,
Нарушая все земные правила.

Мы всё те же. Не видать в ночи
Сеть морщинок, что лицо уродует.
О любви сегодня помолчи.
Не пытайся воевать с природою.

Не планируй и не торопись.
В новый день вступая с осторожностью,
Я смирилась. Вот и ты смирись
С этой неизбежной непреложностью.

Подчинись законам бытия.
Знание сильнее, чем пророчество.
Завтра ты, а может быть, и я
Ощутим всю прелесть одиночества.

Я умею всё, что можешь ты.
Жизнь — прекрасный тренер, но безжалостна.
Платье голубое, в цвет мечты.
Застегни мне молнию, пожалуйста.

ПРОСЬБА

Пожалуйста, не кричи,гитара
Про жизнь, что она прекрасна,
Что жили мы не напрасно.
Пожалуйста, помолчи.

Пожалуйста, не забудь,
Как истово нас крушили.
Пусть всё, что мы нагрешили,
Простится нам как-нибудь.

Пожалуйста, погоди
Делить пополам со мною
Небесное и земное.
Прощайся и уходи.

Пожалуйста, пей до дна
Стаккато хмельной капели.
Всё то, что мы не допели…
Никто не споёт за нас.