ПЕРЕХОД

А расскажите, как он умирал? —olga
Кричал, стонал, хрипел и кровью харкал?
А расскажите, как ещё вчера
Вам от его усмешки было жарко!

И Вы мечтали киллера нанять,
Чтоб разобрался с тварью беспородной,
Которая Вам не даёт ни дня
Спокойно жить и воровать свободно.

Но он и здесь Вам планы обломал.
Зажав в кулак до крови крест нательный,
Он хохотал, когда судьба сама
К нему вошла с диагнозом смертельным.

Упрямый рак, гнездящийся в груди,
Вгрызался в тело, отравлял и рушил,
И раскрывалась бездна впереди
Для бренной плоти, покидавшей душу.

А панихида долгою была,
И по углам зевали Ваши пешки,
Когда его душа в меня вошла,
По вам хлестнув знакомою усмешкой.

ВСТРЕЧА ЧЕРЕЗ ВЕК

Мы присели за стол. Коллегакир у опера
По бокалам разлил вино.
Ребятишки играли в «лего»
На полу. Застилал окно
Снег пушистый. Была таверна
Переполнена, как ковчег.
Мы не виделись год, наверно,
Или два, или целый век.
От беседы ли, от вина ли,
Были чуточку мы пьяны,
И без умолку вспоминали
Драгоценных своих больных.
Сколько было их — обречённых,
Безнадёжных, едва живых.
Сколько вылеченных, спасённых,
И не вылеченных, увы.

В общем прошлом, туманном, славном,
Где дежурства, как миражи,
Мы сражались в бою неравном,
Против смерти, за чью-то жизнь.
А потом разошлись дороги.
Врач — заложник чужой судьбы.
Мы слабы, ибо мы не боги,
Но и боги без нас слабы.

За окном опускался вечер,
Серебристый, как свежий снег.
До свиданья. До новой встречи
Через год. Или через век.

СНЕГ ИЗ КАЛИФОРНИИ

Москва в снегу. И вместе с этим снегомснег шанхай
Спокойствие предновогодних дней
Нисходит на меня пушистым небом,
Кружением рождественских огней…

Москва в снегу. Я вспоминаю вечер
Калифорнийский, тёплый, без проблем,
Декабрьский… И девчонка мне навстречу:
«Купите снег! Всего за доллар, мэм!»

Мне, выросшей в далёкой и холодной,
Неведомой тебе, чужой стране,
Ты, чёрная, рождённая свободной,
Глоток свободы протянула. Мне.

«Купите снег! Скорее! Тает… тает!»
Не надо, дорогая. Не куплю.
Будь счастлива! Я завтра улетаю.
Москва в снегу. И я её люблю.

ДУДОЧКА

Как много правильных, красивых, громких слов —лошадка
Пустых и лживых.
Восторг болванчиков, кивки пустых голов.
Разгул наживы.

Легко обманывать того, кто верить рад
В своё спасенье,
Того, кто тлена не желает слышать смрад
Под воскресенье.

Свои не выдадут — прикормлены с руки.
Молчать не больно.
Хохочут умные, танцуют дураки,
И все довольны.

Не плачь, красавица. Обманут — не беда,
В обмане — сила.
Своих юродивых за правду ты всегда
Косой косила.

Стоишь берёзкою под ветром лживых слов,
Скрипишь и гнёшься…
Пока на дудочке играет крысолов,
Ты не проснёшься.

Сумасшедшая

Чем порадовал год прошедший?гном
Тут недавно меня один,
Власть имеющий господин,
Городской назвал сумасшедшей.

Оскорбить захотел, как видно,
Ну да, Бог ему судия…
Не расстроилась вовсе я,
Сумасшедшей слыть не обидно:

На Руси у нас так бывает —
Толстосумы, воры, цари
Тех, кто правду им говорит,
Сумасшедшими называют.

АУТОТРЕНИНГ

В ноябрь наступающий свой отрешённодельфины и я
шагаю. Не близок мой путь до апреля.
Отросшие волосы из капюшона —
как уши измученного спаниеля.

Поклон фонарей городскому базальту
застынет, замрёт, зачарует размером…
Закружится снежная пыль по асфальту,
рисуя узоры по серому серым.

А сердце стучит всё слабее, всё тише
в огромной зиме, где бесследно я сгину…
Стоп. Хватит. Подстричься и шпильки — повыше!
И платье — поярче! И — выпрямить спину!

адора2

«… а меня убьют на войне.» (с)

Вы пишете, что страх бежит по нервам,оля3б
Что в жизни не изменишь ничего.
А я ушла бы первой в сорок первом,
Как папа мой и сверстники его.

Я не была бы брошенной невестой,
Ушла бы вместе с тем, кого люблю,
И вероятность, что вернёмся вместе,
Стремилась бы, наверное, к нулю.

И что-то изменилось бы на свете,
Совсем чуть-чуть. Но не было бы нас.
И наши неродившиеся дети
Не стали б теми, кто они сейчас.

А мир бы жил, звеня и зеленея,
Не склонный ни рыдать, ни вспоминать.
И был бы генофонд Земли беднее.
А может быть, богаче. Если б знать…

2 октября 2016-го. Песенка для друзей.

В той, шутовской,адора2
короне,
Что я
всю жизнь носила,
В белом халате
или
В джинсах,
средь бела дня,
Завтра меня
схоронят.
Заживо.
Но красиво.
Вы же меня
любили.
Как же вы,
без меня?
 
Кто-то
глаза опустит,
Кто-то
заплачет в голос,
Кто-то
сбежит до срока
С криками «не могу!»
Тише.
Здесь каждый кустик
Помнит
мою весёлость.
У своего
пророка
Каждый из нас
в долгу.
 
Вам разрешат
добавить
К пайке своей
конфеты.
И потекут,
как реки,
Сладких речей
слова.
Вам разрешат
прославить
Прах бунтаря-поэта.
Но запретят
навеки
Помнить, что я
жива.
 
Кто-то,
за счёт казённый,
Купит,
по порученью,
памятник.
Мягче ваты
горсти родной земли.
Страхом насквозь пронзённый,
Жёлтый букет
забвенья
Вянет.
Мы виноваты.
Сделали,
что могли.
 
Вот вам моё
прощенье,
С привкусом
завещанья.
Будем, как говорится,
веровать и любить.
Вам бы унять
смущенье…
Выпейте
на прощанье.
Чтобы с собой
смириться,
Надо меня
убить.

СОНЕТ №64-2016

С дивана встать —ку
Не значит встать с колен.
Ошибки, со слезами вперемешку,
Не принесут желанных перемен.
Лишь опыта усталую усмешку
Мы замечаем на лице друзей,
А на лице врагов — следы похмелья.
Наш старый мир — извечный Колизей,
Где жаждут только хлеба и веселья.
Храня огонь, задуй свою свечу,
Не трать до срока маленький огарок.
Настанет день, поможешь палачу
Разжечь костёр, чтоб ярок был и жарок.

Равняйся на движение толпы —
Путь долог, а проводники слепы.

Ты всё о смерти…

Ты всё о смерти…летний нютик
Понимаешь, смерти нет.
Есть замечательная вечная игра:
Нам суждено среди галактик и планет
Аккумулировать энергию добра —

Дарить и радовать, творить и зеленеть!
Утробу баловать — нелепо и смешно,
Поскольку самую изысканную снедь
Пищеваренье превращает в гуано.

Ты — вечный Лебедь, что летит сквозь Млечный Путь,
Грааль, наполненный межзвёздной пустотой,
Живой ковчег, хранящий праведную суть.
Ты — тёплый дом, впустивший душу на постой.

Настанет день, и снова к выси голубой,
Душа взлетит, оставив яркий след во мгле —
Разрыв во времени, заполненный тобой,
Который жизнью называют на Земле.

ПОКА ЕСТЬ ВЫБОР…

Я обращаюсь к вам, мои друзья,ольга демичева
И к недругам, и к тем, с кем не знакома.
К тем, чьё молчанье — гибель для страны.
Вам кажется, что ничего нельзя
Переменить. И вы сидите дома,
Не понимая, как вы все важны.

Возможно ль так себя не уважать,
Чтоб выбор свой считать пустым и тщетным,
А голос свой брезгливо презирать?
В кармане фигу весело ль держать?
Быть винтиком системы незаметным?
ПОКА ЕСТЬ ВЫБОР, НАДО ВЫБИРАТЬ!

НАКАНУНЕ

Мутный, тяжёлый взгляд.olga
Острые колья.
Рифмы мои болят
Вашею болью.

Не уходила в тень
И не молчала.
Осень. Последний день
Перед Началом.

Струйки кровавых слов
Жгучи и едки.
Яства чужих столов —
Ваши объедки.

Птице гнезда не свить
В кроне горящей.
Вас не остановить
Мне, говорящей.

Ваш трёхгрошовый пир
Стоил ли Мекки?
Где-то в гробах квартир
Спят человеки…

Клёны знамён красней.
Целься, Ассунта!
Нет ничего страшней
Русского бунта.

Господам, власть захватившим…

Ваша чертаolga
скверная —
клятвы давать
всласть.
Слово у вас
верное —
Вы ж, как-никак,
власть.
Рая нам ждать,
ада ли,
в славе
ваших лучей?
Вы же с руки
падалью
кормите палачей.
Ваша аудитория
Слепо-глухо-нема.
Девкой дрянной
история
ляжет под вас
сама.
Да-с, господа,
звери вы.
Красным горит заря.
Тысячу раз
верили.
Тысячу раз — зря.

steps…

Не умеешь врать?гримёрная
А пора б…
Не желаешь брать?
Сам дурак.
Веришь всем подряд?
Это зря —
Люди говорят.

Ведьме на костёр —
Подсоби.
Был палач хитёр —
Не убил.
А давай на спор —
Под забор,
Выстрелом в упор.

Моему другу Лёше. С надеждой.

Мне эту фразу слышать было странно,май
Не ясно неокрепшему уму —
«Народ достоин своего тирана».
Теперь я понимаю, почему.

Я чувствовала — вам не пожелаю! —
Предательство друзей и месть врагов.
Я слышала, как с визгом, воем, лаем
Выходит страх людской из берегов.

Шагает страх по городам и странам,
Двойной спиралью памяти течёт.
Вчерашний трус становится тираном
И новым страхам открывает счёт.

Трус множится, взлелеянный веками,
К царям лояльный, лживый к небесам,
Готовый, если надо, бросить камень
В того, кто не боится думать сам.

Трус — как манкурт — бездушен и послушен,
Ни совести, ни чести, ни идей.
О, страх бесценен! Он тиранам нужен —
Рабов-манкуртов делать из людей,

Чья совесть крепко спит в двухсотых грузах,
Чью задницу лелеет голова.
Все тирании держатся на трусах,
Готовых предавать и убивать.

Я видела, как страх стирает лица,
И как он рубит головы сплеча.
Ни думать не способны, ни молиться
Слепые жертвы страха-палача.

Одетые в кровавые рубахи,
Уходят души их в небытие.
Все тирании держатся на страхе.
А страх — на жажде власти и вранье.

 

Не запрещайте курить врачам…

Не запрещайте курить врачам.сигара
У них запретов и так хватает.
Легко вам, люди, рубить сплеча.
Табак истлеет, и боль растает…

Поток холодный ночей без сна.
Беда чужая, судьба иная.
А жизнь, ребята, она одна.
И что там, завтра, никто не знает.

Не запрещайте врачам курить.
Да, это вредно. Но, не взирая
На сотни рисков, что говорить?
Вреднее жить, для других сгорая.

МОСКВА-ФРАНКФУРТ

Кто-то садится,журавли
Кто-то взлетает,
Серая птица
В облаке тает,
Ей поделом,
Что нами брюхата,
А под крылом
Родимая хата.

Иллюминатор
Запотевает,
Старенький фатер
Смачно зевает,
Толстый, как кит,
В жакете тирольском.
Дед его спит
Под нашим Подольском.

Птица парит,
И клюв её строгий
В небе торит
Пути и дороги.
Ах, турбулентность,
Вечный мой фобос,
Поливалентность —
Маленький глобус.

Птицу несут
Могучие крылья.
В рыжем лесу
Стоит эскадрилья.
Кто-то взлетает,
Кто-то садится.
Дремлет пустая
Серая птица.

ПОКАЗУХА

Мне противно воровство,гитара
Кумовство, враньё, разруха,
Но противнее всего
Показуха, показуха.

Вот опять, как наяву,
Взгляд по-детски изумлённый:
Красят жухлую траву
Два солдата в цвет зелёный.

Застелив коврами грязь,
Весь надутый от бахвальства,
Ждёт, как встарь, уездный князь,
Ревизоров и начальство.

Ждёт главврач и командир,
Ждёт прораб и зам. завмага…
Вымыт дочиста сортир,
Есть салфетки, есть бумага.

А назавтра как всегда,
Грязный пол и слесарь пьяный,
Стухла в кулерах вода,
И закончились стаканы.

Всё тяп-ляп, да как-нибудь,
За фасадом та же слякоть.
Показуха — наша суть,
Пыль в глаза, чтоб не заплакать.

Нам с тобою от неё
Ни достатка нет, ни счастья,
Лишь притворство да враньё
Под гербом подобострастья.

Неужели тяжело
Жизнь построить без эрзаца?
Ведь всего-то и делов —
Просто быть, а не казаться.

ОБЛАКА

Облака — как овечки,DSC04712
Как котята клубком,
Если сядешь верхом,
Превратятся в сердечки…

СОЛНЕЧНОЕ

СЕГОДНЯ, 21-ГО МАРТА, МИР ОТМЕЧАЕТ ДЕНЬ ЛЮДЕЙ С СИНДРОМОМ ДАУНА. летний нютик
ЭТО СОЛНЕЧНЫЕ ЛЮДИ, ДОБРЫЕ И БЕЗЗАЩИТНЫЕ.
ВСЁ, ЧТО ИМ НУЖНО — ЭТО ЛЮБОВЬ.

Нынче солнце. Его лучи
То ли струны, а то ли нервы…
Знаешь, что это — не молчи! —
Трисомия по двадцать первой?

Отторжения тонкий лёд,
Любопытство в глазах прохожих,
Чёрных мыслей слепой полёт.
Непринятие непохожих…

Непохожий… Он в мир пришёл.
С кем он дальше пойдёт? Куда он?
Знаешь, как это хорошо
Слышать в спину: «Смотри-ка — даун!»?

Знаешь, как это — осознать
Непохожесть свою и странность?
Улыбнуться, слезу прогнать,
Принимая себя, как данность?

Видишь, над колыбелькой мать
Воет, скалится, как волчица,
Не готовая понимать,
Как такое могло случиться.

Как сегодня ей объяснить
И уже объяснять пора ли? —
Это солнце соткало нить
Нестандартной двойной спирали.

Обладатель раскосых глаз,
Кротких, добрых невыносимо,
Никогда б не отдал приказ
Сбросить бомбу на Хиросиму.

Полюби его мягкий свет,
Приоткрой ему жизни дверцу,
И любовь полыхнёт в ответ
В нестандартном с рожденья сердце.