НЕПРОЩЕННОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

Завтра будет два года. И этот отсчётнемцов мост
Не закончится, знаю, вовеки…
По Немцову Мосту наша память течёт.
Наши жизни текут, словно реки —
Реки крови и слёз, реки славы и бед,
Реки истины, реки спасения.
Торжество поражений и горечь побед
В непрощенном сошлись Воскресении.

ВЕРБЛЮДЫ

Их православие — как ядмарш
В священном золотом елее.
Они в Елоховском стоят
На Пасху, как на Мавзолее
Стояли прежде их отцы
Духовные, в кольце охраны.
О, венценосные лжецы,
О, самовластные тираны,
Что под покровом тишины,
Трудясь «во благо» неустанно,
С народом собственной страны
Заигрывают, как с путаной.

Их дома псы и слуги ждут.
Корысть — их путь к фальшивой вере.
Они к святым мощам идут
Без очереди, с чёрной двери.

Им кажется, что их удел —
Бессмертие. Небесной манной
Доход от их великих дел
Ложится в прорву их кармана.

Ах, как же будет нелегко
Им, грандиозным, как верблюды,
Пройти в игольное ушко,
Чтоб выйти чистыми отсюда.

КАНАРЫ

Не потехи ради, пользы дляфейсбук
Юлька изменяет. Способ старый.
Муж на 23-е февраля
Так мечтал поехать на Канары!

А бабла-то не было и нет,
И начальник просит постараться.
Юлька ловко делает м..ет —
Можно на Канары собираться.

Не судите Юльку. Муж-студент,
Мать в деревне, скоро будут дети…
А начальник — член-корреспондент
И ещё главред в большой газете,

У него полно своих проблем,
У него аренда дорогая,
У него поток горячих тем
И успешный статус попугая:

Вовремя, что надо, повторить,
Слово в слово, радостно иль грустно.
Попугай умеет говорить,
И его за это кормят вкусно.

Не судите. Он совсем не гад.
У него три дочки, две гитары…
Он покорно лижет власти зад,
Чтобы Юльке оплатить Канары.

ПЕРЕХОД

А расскажите, как он умирал? —olga
Кричал, стонал, хрипел и кровью харкал?
А расскажите, как ещё вчера
Вам от его усмешки было жарко!

И Вы мечтали киллера нанять,
Чтоб разобрался с тварью беспородной,
Которая Вам не даёт ни дня
Спокойно жить и воровать свободно.

Но он и здесь Вам планы обломал.
Зажав в кулак до крови крест нательный,
Он хохотал, когда судьба сама
К нему вошла с диагнозом смертельным.

Упрямый рак, гнездящийся в груди,
Вгрызался в тело, отравлял и рушил,
И раскрывалась бездна впереди
Для бренной плоти, покидавшей душу.

А панихида долгою была,
И по углам зевали Ваши пешки,
Когда его душа в меня вошла,
По вам хлестнув знакомою усмешкой.

ДУДОЧКА

Как много правильных, красивых, громких слов —лошадка
Пустых и лживых.
Восторг болванчиков, кивки пустых голов.
Разгул наживы.

Легко обманывать того, кто верить рад
В своё спасенье,
Того, кто тлена не желает слышать смрад
Под воскресенье.

Свои не выдадут — прикормлены с руки.
Молчать не больно.
Хохочут умные, танцуют дураки,
И все довольны.

Не плачь, красавица. Обманут — не беда,
В обмане — сила.
Своих юродивых за правду ты всегда
Косой косила.

Стоишь берёзкою под ветром лживых слов,
Скрипишь и гнёшься…
Пока на дудочке играет крысолов,
Ты не проснёшься.

«… а меня убьют на войне.» (с)

Вы пишете, что страх бежит по нервам,оля3б
Что в жизни не изменишь ничего.
А я ушла бы первой в сорок первом,
Как папа мой и сверстники его.

Я не была бы брошенной невестой,
Ушла бы вместе с тем, кого люблю,
И вероятность, что вернёмся вместе,
Стремилась бы, наверное, к нулю.

И что-то изменилось бы на свете,
Совсем чуть-чуть. Но не было бы нас.
И наши неродившиеся дети
Не стали б теми, кто они сейчас.

А мир бы жил, звеня и зеленея,
Не склонный ни рыдать, ни вспоминать.
И был бы генофонд Земли беднее.
А может быть, богаче. Если б знать…

СКАЗКА-ЛОЖЬ

Тельцу картонному служи,конь в пальто
Криви молитвой рот,
Прославь страну великой лжи,
Доверчивый народ.

Не верят здесь чужим слезам,
А верят лишь молве,
Чужим ушам, чужим глазам,
Газетам и ТВ.

Вожди с экранов говорят,
Клянутся на крови,
И обещают всем подряд
Жениться по любви.

Под грай пророков и ворон,
Враньём враньё поправ,
Здесь Карл и Клара делят трон,
Друг друга обокрав.

Врут под фальшивый звон монет
Кораллы и кларнет,
Что нет болезней, смерти нет.
Увы, и жизни нет.

2 октября 2016-го. Песенка для друзей.

В той, шутовской,адора2
короне,
Что я
всю жизнь носила,
В белом халате
или
В джинсах,
средь бела дня,
Завтра меня
схоронят.
Заживо.
Но красиво.
Вы же меня
любили.
Как же вы,
без меня?
 
Кто-то
глаза опустит,
Кто-то
заплачет в голос,
Кто-то
сбежит до срока
С криками «не могу!»
Тише.
Здесь каждый кустик
Помнит
мою весёлость.
У своего
пророка
Каждый из нас
в долгу.
 
Вам разрешат
добавить
К пайке своей
конфеты.
И потекут,
как реки,
Сладких речей
слова.
Вам разрешат
прославить
Прах бунтаря-поэта.
Но запретят
навеки
Помнить, что я
жива.
 
Кто-то,
за счёт казённый,
Купит,
по порученью,
памятник.
Мягче ваты
горсти родной земли.
Страхом насквозь пронзённый,
Жёлтый букет
забвенья
Вянет.
Мы виноваты.
Сделали,
что могли.
 
Вот вам моё
прощенье,
С привкусом
завещанья.
Будем, как говорится,
веровать и любить.
Вам бы унять
смущенье…
Выпейте
на прощанье.
Чтобы с собой
смириться,
Надо меня
убить.

СОНЕТ №64-2016

С дивана встать —ку
Не значит встать с колен.
Ошибки, со слезами вперемешку,
Не принесут желанных перемен.
Лишь опыта усталую усмешку
Мы замечаем на лице друзей,
А на лице врагов — следы похмелья.
Наш старый мир — извечный Колизей,
Где жаждут только хлеба и веселья.
Храня огонь, задуй свою свечу,
Не трать до срока маленький огарок.
Настанет день, поможешь палачу
Разжечь костёр, чтоб ярок был и жарок.

Равняйся на движение толпы —
Путь долог, а проводники слепы.

РАВНОДУШНЫМ

Вы не слышите ничего.olga
Ничего вам давно не надо.
Вы понятие «большинство»
Заменили на сущность «стадо».

Вы привыкли под нос ворчать,
Всё. мол, плохо, кругом болото.
Вам удобнее промолчать,
Чем пытаться исправить что-то.

Всё случилось без вас, само.
Но виновны во всём не вы ли?
Вы пустили во власть дерьмо,
Потому, что свой голос слили.

В ваших генах хранится страх
Молча выживших и послушных.
Вы — великой державы прах —
Популяция равнодушных.

ПОКА ЕСТЬ ВЫБОР…

Я обращаюсь к вам, мои друзья,ольга демичева
И к недругам, и к тем, с кем не знакома.
К тем, чьё молчанье — гибель для страны.
Вам кажется, что ничего нельзя
Переменить. И вы сидите дома,
Не понимая, как вы все важны.

Возможно ль так себя не уважать,
Чтоб выбор свой считать пустым и тщетным,
А голос свой брезгливо презирать?
В кармане фигу весело ль держать?
Быть винтиком системы незаметным?
ПОКА ЕСТЬ ВЫБОР, НАДО ВЫБИРАТЬ!

НАКАНУНЕ

Мутный, тяжёлый взгляд.olga
Острые колья.
Рифмы мои болят
Вашею болью.

Не уходила в тень
И не молчала.
Осень. Последний день
Перед Началом.

Струйки кровавых слов
Жгучи и едки.
Яства чужих столов —
Ваши объедки.

Птице гнезда не свить
В кроне горящей.
Вас не остановить
Мне, говорящей.

Ваш трёхгрошовый пир
Стоил ли Мекки?
Где-то в гробах квартир
Спят человеки…

Клёны знамён красней.
Целься, Ассунта!
Нет ничего страшней
Русского бунта.

Господам, власть захватившим…

Ваша чертаolga
скверная —
клятвы давать
всласть.
Слово у вас
верное —
Вы ж, как-никак,
власть.
Рая нам ждать,
ада ли,
в славе
ваших лучей?
Вы же с руки
падалью
кормите палачей.
Ваша аудитория
Слепо-глухо-нема.
Девкой дрянной
история
ляжет под вас
сама.
Да-с, господа,
звери вы.
Красным горит заря.
Тысячу раз
верили.
Тысячу раз — зря.

steps…

Не умеешь врать?гримёрная
А пора б…
Не желаешь брать?
Сам дурак.
Веришь всем подряд?
Это зря —
Люди говорят.

Ведьме на костёр —
Подсоби.
Был палач хитёр —
Не убил.
А давай на спор —
Под забор,
Выстрелом в упор.

Моему другу Лёше. С надеждой.

Мне эту фразу слышать было странно,май
Не ясно неокрепшему уму —
«Народ достоин своего тирана».
Теперь я понимаю, почему.

Я чувствовала — вам не пожелаю! —
Предательство друзей и месть врагов.
Я слышала, как с визгом, воем, лаем
Выходит страх людской из берегов.

Шагает страх по городам и странам,
Двойной спиралью памяти течёт.
Вчерашний трус становится тираном
И новым страхам открывает счёт.

Трус множится, взлелеянный веками,
К царям лояльный, лживый к небесам,
Готовый, если надо, бросить камень
В того, кто не боится думать сам.

Трус — как манкурт — бездушен и послушен,
Ни совести, ни чести, ни идей.
О, страх бесценен! Он тиранам нужен —
Рабов-манкуртов делать из людей,

Чья совесть крепко спит в двухсотых грузах,
Чью задницу лелеет голова.
Все тирании держатся на трусах,
Готовых предавать и убивать.

Я видела, как страх стирает лица,
И как он рубит головы сплеча.
Ни думать не способны, ни молиться
Слепые жертвы страха-палача.

Одетые в кровавые рубахи,
Уходят души их в небытие.
Все тирании держатся на страхе.
А страх — на жажде власти и вранье.

 

ПРОМОЛЧАВШЕМУ

Молчишь, опять молчишь?портрет ольги
Ну что же ты, ну что же
Взгляд бегающий свой
Отводишь от меня?
Весна. Кричат грачи.
А ты глядишь — о, боже! —
Как над твоей сестрой
Глумится солдатня.

Ах, что же ты дрожишь?
В уме, до лести падком,
Вдруг память всколыхнёт
Сомнений вороньё.
Но нет, ты дорожишь
Покоем и достатком.
Никто не посягнёт
На царствие твоё.

Раскаявшись сто раз
И двести оправдавшись,
Прищурившись слегка,
Взираешь с высоты
На страшный, без прикрас,
Мир, где давно, продавшись,
Без рюмки коньяка,
Заснуть не можешь ты.

Как мне тебя просить
Подпрыгнуть выше роста?
Ты всех мечтал спасти,
Друзей обнять, как встарь…
Да, жертвы приносить,
Наверное, непросто,
Но проще, чем взойти
На жертвенный алтарь.

ПОКАЗУХА

Мне противно воровство,гитара
Кумовство, враньё, разруха,
Но противнее всего
Показуха, показуха.

Вот опять, как наяву,
Взгляд по-детски изумлённый:
Красят жухлую траву
Два солдата в цвет зелёный.

Застелив коврами грязь,
Весь надутый от бахвальства,
Ждёт, как встарь, уездный князь,
Ревизоров и начальство.

Ждёт главврач и командир,
Ждёт прораб и зам. завмага…
Вымыт дочиста сортир,
Есть салфетки, есть бумага.

А назавтра как всегда,
Грязный пол и слесарь пьяный,
Стухла в кулерах вода,
И закончились стаканы.

Всё тяп-ляп, да как-нибудь,
За фасадом та же слякоть.
Показуха — наша суть,
Пыль в глаза, чтоб не заплакать.

Нам с тобою от неё
Ни достатка нет, ни счастья,
Лишь притворство да враньё
Под гербом подобострастья.

Неужели тяжело
Жизнь построить без эрзаца?
Ведь всего-то и делов —
Просто быть, а не казаться.

… и самовар у нас электрический. (с)

Разговоры, бренчанье гитары,АНОНИМУС
Ледяное касание рук…
Электрические самовары,
До чего же вас много вокруг!

Вас всё больше, мои дорогие,
Тех, кто предал, и продал, и сдал.
Все мы прежние. Все мы другие.
А Жванецкий-то предупреждал…

КРЕЩЕНИЕ

Солдаты погружаются в купель.solnechnyiy-zaychik.jpg
Вода святая слаще лимонада.
Земля, земля, пуховая постель,
Им приказали веровать, так надо.

Над Сирией, над Доном, над Москвой,
Летят их души долгим птичьим клином.
Солдат-подросток с бритой головой
Стоит на страже воли исполинов.

Всё явственней над спящими детьми
Смертельная грохочет канонада.
Глаза, солдатик, к небу подними.
Вода святая слаще лимонада…

С НУЛЯ

Не сбросит оковгитара
Страна дураков.
Кнуту здесь, как прянику, рады.

Трибуны кричат,
Соседи стучат,
И вольно живут казнокрады.

Здесь всё сгоряча,
Здесь рубят сплеча,
Здесь память, как дом, развалили.

Опять, пользы для,
Решили с нуля.
Опять чью-то жизнь обнулили.

Здесь ворон кружит.
Здесь правда бежит,
Проклятьями в спину гонима.

Здесь толпы невежд
На трупах надежд
Со свистом проносятся мимо.

Здесь умный молчит.
Здесь Галич горчит.
Здесь катится страх, как цунами.

Как будто про нас…
Как будто сейчас…
Пророк, не услышанный нами.

galich