steps…

Не умеешь врать?гримёрная
А пора б…
Не желаешь брать?
Сам дурак.
Веришь всем подряд?
Это зря —
Люди говорят.

Ведьме на костёр —
Подсоби.
Был палач хитёр —
Не убил.
А давай на спор —
Под забор,
Выстрелом в упор.

Моему другу Лёше. С надеждой.

Мне эту фразу слышать было странно,май
Не ясно неокрепшему уму —
«Народ достоин своего тирана».
Теперь я понимаю, почему.

Я чувствовала — вам не пожелаю! —
Предательство друзей и месть врагов.
Я слышала, как с визгом, воем, лаем
Выходит страх людской из берегов.

Шагает страх по городам и странам,
Двойной спиралью памяти течёт.
Вчерашний трус становится тираном
И новым страхам открывает счёт.

Трус множится, взлелеянный веками,
К царям лояльный, лживый к небесам,
Готовый, если надо, бросить камень
В того, кто не боится думать сам.

Трус — как манкурт — бездушен и послушен,
Ни совести, ни чести, ни идей.
О, страх бесценен! Он тиранам нужен —
Рабов-манкуртов делать из людей,

Чья совесть крепко спит в двухсотых грузах,
Чью задницу лелеет голова.
Все тирании держатся на трусах,
Готовых предавать и убивать.

Я видела, как страх стирает лица,
И как он рубит головы сплеча.
Ни думать не способны, ни молиться
Слепые жертвы страха-палача.

Одетые в кровавые рубахи,
Уходят души их в небытие.
Все тирании держатся на страхе.
А страх — на жажде власти и вранье.

 

НЕ МОЛИТВА

Как не плакать мне, живой,solnechnyiy-zaychik.jpg
Вечность чувствуя всё ближе,
Над Нью-Йорком и Москвой,
Над Синаем и Парижем?

Не молитву, боль прими,
Ты, скрывавшийся в тумане,
В час расправы над детьми
На Дубровке и в Беслане.

Вездесущий и ничей,
Ты совсем не торопился,
Наблюдая дым печей
В незабвенном Саласпилсе.

Ты, огнём или мечом,
Справедливость насаждая,
Был извечно ни при чём.
Лишь планета молодая

Всё вращалась. А на ней,
Уповая на спасенье,
Гибли люди. Всё жирней
Слой земли под воскресенье.

Мы, наверное, не те.
Наша казнь — свобода воли.
Но и Сына на кресте
Ты не стал спасать от боли.

Не дано мне понимать…
Я ропщу. Ропщу и плачу.
Ты, Отец, прости. Я — мать.
Как мне чувствовать иначе?

1 мая 2016 года

Нить судьбы в иголку-жизнь продень.первомай на пасху
Мир людей похож на ночь и день:

В ком-то свет, струящийся с небес,
В ком-то тьма, которой правит бес.

А надежда с верой, се ля ви,
Не живут, не дышат без любви.

Как угодно, так и понимай —
То ли Пасха, то ли Первомай.

МОСКВА-ФРАНКФУРТ

Кто-то садится,журавли
Кто-то взлетает,
Серая птица
В облаке тает,
Ей поделом,
Что нами брюхата,
А под крылом
Родимая хата.

Иллюминатор
Запотевает,
Старенький фатер
Смачно зевает,
Толстый, как кит,
В жакете тирольском.
Дед его спит
Под нашим Подольском.

Птица парит,
И клюв её строгий
В небе торит
Пути и дороги.
Ах, турбулентность,
Вечный мой фобос,
Поливалентность —
Маленький глобус.

Птицу несут
Могучие крылья.
В рыжем лесу
Стоит эскадрилья.
Кто-то взлетает,
Кто-то садится.
Дремлет пустая
Серая птица.

ПОКАЗУХА

Мне противно воровство,гитара
Кумовство, враньё, разруха,
Но противнее всего
Показуха, показуха.

Вот опять, как наяву,
Взгляд по-детски изумлённый:
Красят жухлую траву
Два солдата в цвет зелёный.

Застелив коврами грязь,
Весь надутый от бахвальства,
Ждёт, как встарь, уездный князь,
Ревизоров и начальство.

Ждёт главврач и командир,
Ждёт прораб и зам. завмага…
Вымыт дочиста сортир,
Есть салфетки, есть бумага.

А назавтра как всегда,
Грязный пол и слесарь пьяный,
Стухла в кулерах вода,
И закончились стаканы.

Всё тяп-ляп, да как-нибудь,
За фасадом та же слякоть.
Показуха — наша суть,
Пыль в глаза, чтоб не заплакать.

Нам с тобою от неё
Ни достатка нет, ни счастья,
Лишь притворство да враньё
Под гербом подобострастья.

Неужели тяжело
Жизнь построить без эрзаца?
Ведь всего-то и делов —
Просто быть, а не казаться.

СОЛНЕЧНОЕ

СЕГОДНЯ, 21-ГО МАРТА, МИР ОТМЕЧАЕТ ДЕНЬ ЛЮДЕЙ С СИНДРОМОМ ДАУНА. летний нютик
ЭТО СОЛНЕЧНЫЕ ЛЮДИ, ДОБРЫЕ И БЕЗЗАЩИТНЫЕ.
ВСЁ, ЧТО ИМ НУЖНО — ЭТО ЛЮБОВЬ.

Нынче солнце. Его лучи
То ли струны, а то ли нервы…
Знаешь, что это — не молчи! —
Трисомия по двадцать первой?

Отторжения тонкий лёд,
Любопытство в глазах прохожих,
Чёрных мыслей слепой полёт.
Непринятие непохожих…

Непохожий… Он в мир пришёл.
С кем он дальше пойдёт? Куда он?
Знаешь, как это хорошо
Слышать в спину: «Смотри-ка — даун!»?

Знаешь, как это — осознать
Непохожесть свою и странность?
Улыбнуться, слезу прогнать,
Принимая себя, как данность?

Видишь, над колыбелькой мать
Воет, скалится, как волчица,
Не готовая понимать,
Как такое могло случиться.

Как сегодня ей объяснить
И уже объяснять пора ли? —
Это солнце соткало нить
Нестандартной двойной спирали.

Обладатель раскосых глаз,
Кротких, добрых невыносимо,
Никогда б не отдал приказ
Сбросить бомбу на Хиросиму.

Полюби его мягкий свет,
Приоткрой ему жизни дверцу,
И любовь полыхнёт в ответ
В нестандартном с рожденья сердце.

… и самовар у нас электрический. (с)

Разговоры, бренчанье гитары,АНОНИМУС
Ледяное касание рук…
Электрические самовары,
До чего же вас много вокруг!

Вас всё больше, мои дорогие,
Тех, кто предал, и продал, и сдал.
Все мы прежние. Все мы другие.
А Жванецкий-то предупреждал…

Март. Равноденствие.

Март. Равноденствие. Снежно и солнечно. Нежнымподснежник желтый
Кажется город: деревья, машины, дома…
Словно тончайшим, прозрачным платком белоснежным
Машет, с улыбкой, прощаясь с Москвою,
Зима.

МОЙ МИР

Жизнь — праздник! Костёр до рассвета,IMG_0081
Катание под бубенцы,
И ногти черничного цвета,
Похожие на леденцы,
И снежные бабы смешные,
Что лепят детишки мои,
И кухня, где жарю блины я
Для нашей огромной семьи.

ЗАЩИТНИЦА

Напрыгавшись под дудку провиденья,наави
Ударься об стекло, как об страну,
Ты, созданная для деторожденья,
Начни творить любовь, а не войну.

Глянь в зеркало, как будто бы впервые,
И, вместо отраженья своего,
Узри весь мир, все войны мировые,
И жизнь, и смерть, и всё, и ничего.

Засунь свою московскую прописку
В свои американские штаны,
Стань хиппи, вольнодумной пацифисткой,
Чтоб только в мире не было войны.

Стань птицею, летящей через море,
Стань морем под сверкающим крылом,
Третейским судиёй в извечном споре
Фальшивого добра с чистейшим злом.

Чтоб самой сильной стать, будь самой слабой.
Чтоб наказать злодеев, всех прости.
Не бабочкою будь, не снежной бабой,
Будь женщиной, чтоб этот мир спасти.

ПИРАМИДА

На Пушкинской ломают Пирамиду,храм2
Ломают, как палатку, как киоск…
А может, все киоски лишь для виду
Сносили, чтобы этакий колосс,
Под видом очищения столицы,
Был уничтожен. Спи, крещёный мир,
Всё хорошо. Москва — не заграница,
Не дворик Лувра, даже не Каир.

Не храм же разрушают, право слово,
Не древние палаты. Новодел.
А впрочем, разрушать для нас не ново —
Взрывали храмы, а народ глазел.
Пусть варвары от храма Артемиды
Оставили руины — не беда.
Мы, умники, не только пирамиды,
Мы Храм Христа взорвали, это да!

Хам жаждет власти до изнеможенья,
Он рушит мир для блага своего,
Мир-зеркало, в котором отраженье
Бессилия и глупости его.
Не в пирамидах дело и не в храмах,
А в том, что этот шарик голубой
Так просто расколоть при власти хамов,
Которым наплевать на нас с тобой.

ДВОЙНАЯ ЖИЗНЬ

Андрею, Верочке, Серёже и многим другим, с любовью и сочувствием…

Двойная жизнь… И вновь звучат слова.
Которые от нас хотят услышать.
Двойная жизнь. Любовь всегда права,
Но голос у любви всё тише, тише…

Двойная жизнь… Преступных клятв вода,
Да обещаний горы золотые,
Да долгая дорога в никуда,
Да суета, да хлопоты пустые.

Колодец без воды, разлом без дна,
Двойная ложь, тяжёлая, сплошная.
А жизнь проходит. Жизнь всего одна…
И ни одной, когда она двойная.

одуванчик

КРЕЩЕНИЕ

Солдаты погружаются в купель.solnechnyiy-zaychik.jpg
Вода святая слаще лимонада.
Земля, земля, пуховая постель,
Им приказали веровать, так надо.

Над Сирией, над Доном, над Москвой,
Летят их души долгим птичьим клином.
Солдат-подросток с бритой головой
Стоит на страже воли исполинов.

Всё явственней над спящими детьми
Смертельная грохочет канонада.
Глаза, солдатик, к небу подними.
Вода святая слаще лимонада…

ЭЙЛАТ

Здесь за окном залив, огни отелеймауи3
И русскоговорящий променад.
В роскошном ресторане еле-еле
Дышу, вкусив дары твои, Эйлат.

Над тёплым морем небо безмятежно,
И лето не затронуто зимой.
Люблю тебя. Так искренно, так нежно,
Как дай мне Бог любимой быть самой.

ЗЁРНЫШКИ

Человечью творя породу,
Бог отметил одну из наций,
Выдав заповеди народу,
Ровным счётом 613.

Непонятны и драгоценны
Смыслы этих рекомендаций.
Человек не сойдёт со сцены,
Соблюдая 613.

Понимаете? Тот, кто верит
В тайну чисел и комбинаций,
Открывает судьбу, как двери,
Под табличкой 613.

Нам возможностей дан избыток
И избыток реинкарнаций.
Но конечно число попыток.
Их всего лишь 613.

Не напиться из откровений,
И за истиной не угнаться.
Сколько там у весны мгновений?
Точно. Ровно 613.

И придумал Творец когда-то,
Чтобы людям не забываться,
Подарить им плоды граната.
В каждом — зёрен 613.

Кровь граната — живая сила.
Перед тем, как в любви признаться,
Я с надеждой тебя спросила:
«Их и правда 613?

Вам, евреям, он дан на счастье,
Без обмана и махинаций,
Сладкий символ небесной власти,
Плод с начинкой-613…»

Ты с улыбкою мне ответил:
«Так легко разочароваться.
Не считай! Верят только дети,
В то, что зёрен 613.

Ты бери их помногу сразу,
Горсти зёрнышек-комбинаций.
Сам считал и, поверь, ни разу
Не бывало 613.»

Я поверила. И я не стала
Понапрасну за чудом гнаться…

А сегодня вот сосчитала.
Оказалось 613.гранат

ВСЕМ ВОЗДАСТСЯ

Сказано: воздастся всем по вере.портрет ольги
Сказано: молись, тебя услышат.
Приложу ладонь к закрытой двери,
За которой будущее дышит.

Будущее призрачно и хрупко,
Будущее — зеркало Вселенной.
Каждому воздастся по поступкам,
По делам воздастся непременно.

Будущее смотрит с сожаленьем
На готовых заживо продаться.
Каждому по истинным стремленьям
И по тайным помыслам воздастся.

Как флажком, размахивая верой,
Так легко развеять душу прахом.
Каждому воздастся полной мерой,
По любви воздастся и по страхам.

Нерушима прошлого твердыня.
От судьбы не спрячешься за дверью.
Каждому воздастся по гордыне.
Каждому воздастся по неверью.

ВАРИАЦИИ НА АТЛАНТИЧЕСКУЮ ТЕМУ

Приснилось не тебе ли,гитара
Что день настал, и вот
Атланты ослабели,
И рухнул небосвод.
Случился он мгновенно,
Последний день Земли,
Поскольку мы на смену
Атлантам не пришли.

Минута до финала.
Всё выжжено дотла.
А Родина не знала,
А Родина спала.
Текла водою талой,
Сливалась в никуда.
Ах, что же с нами стало…
Проснись скорей, беда!

Брела путём нелепым,
В весну из октября,
Давясь блокадным хлебом,
Пропавшая зазря.
Весь мир искал ответа,
И призывали мы
На помощь силы света,
Сражаясь с царством тьмы.

Пути не разбирая,
Мы в ад шагали все,
В пяти шагах от рая
По звёздной полосе,
Где холодно и страшно,
Где нет конца долгам,
Где круг друзей вчерашних
Завидует врагам.

Здесь правосудье дремлет,
Здесь новые графья
Раздаривают земли
И кресла кумовьям.
Здесь жертвенной корове
Ласкает бок слегка
Вся ржавая от крови
Железная рука.

Проснись! В капкане этом
Не место нам с тобой.
Спасай свою планету,
Свой шарик голубой.
А небо давит грозно,
И не видать ни зги.
Пока ещё не поздно,
Атлантам помоги.